Home » База знаний » Статьи » Синдром Предков. Мистика или психология

Синдром предков

«...отцы ели кислый виноград, а у детей на зубах оскомина»

Книга Пророка Иезекииля, глава 18, стихи 1-4

Привет всем «продвинутым», начинающим и просто интересующемся вопросами психологии, а если быть точнее вопросами сценарного перепрограммирования. Наш Клуб уже в течении многих лет занимается этим вопросом и достаточно успешно. При этом достаточно часто мы встречаемся с ситуациями, которые тяжело объяснить, использую традиционный подход. Люди начинают сталкиваться с необъяснимыми вещами, начинают происходить события, которые с точки зрения обычной теории о сценариях не объяснить.

Ну, например как объяснить такое явление, что в семье, в каждом поколении умирает именно старший ребенок, а все последующие остаются жить. Или такое, что женщина каждую ночь просыпается в страшном отчаянии именно с 5 до 6 утра, а потом все резко проходит? Подобных примеров великое множество.

Большинство сразу кидаются искать ответы там, где их просто быть не может. Судьба, карма… Да, такие направления дают «объяснение», и одно круче другого. Почитаешь, и вообще жить не хочется

Так что же это? Мистика? Злые духи? Или еще что не из мира сего?

А все гораздо проще. Это наука, наука о человека и если конкретнее, наука о наших предках. Да, да именно о них. А теперь вернемся в самое начало.

Большинство направлений психологии, работая со сценарными механизмами человека, как правило, детально изучают жизненный путь самого клиента. Идет анализ его ранних лет жизни, воздействия близких людей, оказавших наибольшее влияние на формирование характера, а так же того, как эти механизмы проявляли себя на протяжении всей жизни. Но, кроме этого есть и еще один механизм, которому обычно внимания не уделяют – сценарии «прошлого». Сценарии наших предков. Да, именно, сценарии наших бабушек, прабабушек и т.д. Это направление в психологии получило название «Синдром предков».

Существует такое определение этого явления.

Синдром предковпроисходящие в одном и том же роду на протяжении нескольких поколений совпадение дат значимых событий, повторение обстоятельств жизни и смерти, а также передача «по наследству» невыполненного семейного долга.

Вот так все просто. Но, все же стоит пояснить ряд моментов.

Действие синдрома предков связано с «бессознательным» семьи, которое незримо присутствует в жизни любого человека, от момента зачатия до смерти. Как оно работает? Еще находясь в «проекте», внутри мамы, ребенок уже становится объектом ожиданий со стороны своей семьи: в кого уродится ребенок, чьи надежды он оправдает своим появлением на свет и т.п. Многие родители заранее хотят узнать пол, чтобы подобрать имя. Нередко у папы или мамы есть желание назвать мальчика или девочку в честь своего предка. А когда ребенок уже родился, в нем непременно отыщут «черты предков».

При внешнем сходстве с кем-либо из родственников, нередко возникают ожидания, что ребенок будет похож на него и поведением, и чертами характера (особенно если речь идет о семейном герое, образце для подражания). Но бывает и так, что с этим человеком связаны не героические поступки, а дурные воспоминания. Тогда о нем стараются говорить пореже или вообще молчать: ведь иначе ребенок может пойти по его стопам. Увы, здесь неизбежно вступают в действие механизмы «синдрома предков»: если ожидания превращаются в опасения, ребенок все равно будет бессознательно копировать поведение злополучного родственника.

Неважно, высказываются ожидания родственников вслух или подразумеваются «по умолчанию». Важно то, что они невольно формируют «сценарий прошлого» будущей жизни ребенка. А семейная тайна всегда лишь повышает вероятность того, что потомки повторят негативный опыт или тяжелую судьбу членов семьи, живших ранее.

Маленький пример, для раскачки.

А., 42 года, автомеханик сервисного центра крупного автодилера. Его семилетний сын попала в автокатастрофу. Авария произошла в конце августа. При анализе прошлого выяснилось следующее. Когда А. было 7 лет и он первый раз шел в школу, произошла авария, которая его сильно напугала. Удивительно, но и его отец, когда первый раз шел в школу, попал в дорожное происшествие. А вот у деда А. аварий по дороге в школу не было по той причине, что он туда не ходил. Его отца убили на Второй мировой, семья осталась без средств к существованию, и шестилетнего сына вместо школы отправили работать на поля в колхоз. С тех пор в каждом поколении начало учебного года омрачалось происшествием по пути в школу. И это не случайность. Чувство обиды, которое пережил прадед А., когда его вместо школы отправили заниматься тяжелым трудом, стало передаваться по наследству. Оно вызывало неосознанное чувство вины у последующих поколений и стремление как бы наказать себя за возможность получать образование. Причем особенно ярко в этой ситуации следующее: все аварии происходят в конце августа, начало сентября — месяца начала школьных занятий

Вот как то так. Но, не будем печалиться, а пойдем дальше и потихоньку все разберем.

Каковы механизмы передачи «сценария предков»?

Необходимо разделять две формы передачи «семейных сценариев».

Первый – это наследование от предыдущих поколений, основанное на личном общении (то, что мы узнали, общаясь с родителями, бабушками, дедушками, какие семейные ценности и установки они заложили в нас в процессе воспитания). Эта форма передачи в большей степени основана на вербальном способе общения. И если с детства девочка видела как мама, бабушка (да и прабабушка тоже) жили по формуле — «кухня-муж-дети», то скорее всего, главным ее достоянием будет: сковородка Tefal, пылесос Samsung, парочка сериалов, домашние задания по математике и русскому и «вечная» надежда, что все таки сегодня «милый» ей купит цветов. И вряд ли для нее профессиональная самореализация будет приоритетной.

Чтобы распознать сигналы прямой передачи, достаточно проанализировать самые повторяемые фразы вашей мамы или бабушки. Как чаще всего называли в детстве ребенка — «ах, моя красавица!» (программирование на экстраверсивный стиль поведения), «ах, моя умница!» (закладка важности интеллектуальных особенностей), «ты наш первенец и любимчик!» (программирование на лидерскую позицию) — и т.д. Причем очень часто оценка и ожидания родителей могут кардинально расходиться с истинными личностными особенностями ребенка. Кроме того, могло часто произносится, что-то типа «в нашей семье не принято выходить замуж раньше двадцати пяти лет» или «мы — работники умственного труда, никогда в нашей семье не будет артистов и прочих комедиантов»…

Что бы перейти ко второму типу передачи, рассмотрим следующий момент.

Как и большинство сценарных моментов, «синдром предков» относится к неосознаваемым человеком механизмам.

В 1978 году два французских психоаналитика Николя Абрахам и Мария Тёрёк ввели такое понятие как «склеп» и «призрак». Авторы объясняли эти явления следующим образом:

«Призрак – это образование «бессознательного». Его особенность состоит в том, что оно никогда не было осознанным (то есть, мы так можем и не знать, что есть какая-то тайна, однако наше бессознательное считывает и воспринимает информацию, которая является тайной). «Призрак» является результатом передачи из бессознательного родителя в бессознательное ребенка.

«Призрак» – это работа в бессознательном «тайны» другого, в наличии которой нельзя признаться (инцест, преступление, внебрачный ребенок,…). Навязчиво преследуют не усопшие, а те пробелы, которые остаются в нас из-за тайн других. Его проявление, его преследование – это возвращение «призрака» в странных словах и поступках, в симптомах и болезнях. Так проявляется и прячется то, что покоится как «живая — мертвая» наука тайны другого».

Немного запудрено, теперь попробую «покороче» и «по-русски»! Бессознательное уже присутствует в ребенке, когда он находится в утробе мамы. И в этом бессознательном выделяется некая область (типа «черного ящика»), куда происходит закладка «тайны» или «призрака», который потом, на протяжении жизни человека будет периодически выползать на свет.

И вот теперь поговорим о втором типе передаче!

Второй тип – трансгенерационная передача. Она происходит через несколько (иногда сильно удаленных друг от друга) поколений и базируется на невербальном языке. Чтобы понять механизм трансгенерационной передачи, надо вникнуть в суть семейных невербальных установок. К примеру, вы можете ничего не знать о своей прабабушке, потому что ни ваша мать, ни бабушка никогда ничего о ней не говорили. Но подсознание гораздо внимательнее вас, оно не пропускает ни одного жеста-поступка, косвенно выдающего связь между каким-либо событием и вашей родственницей. Допустим, прабабушка овдовела в 31 год, через год после рождения ребенка. Причем каким-то образом она стала причиной гибели своего мужа и больше замуж не выходила. Разумеется, подробности трагедии в семье замалчиваются. И даже ваша бабушка может быть не в курсе того, что случилось с ее отцом. Но ровно через год после рождения вашей матери она разводится со своим мужем. И больше не выходит замуж. Ваша мать в свою очередь теряет своего мужа — вашего отца. Будет ли неожиданным тот факт, что вы до сих пор не обрели семейное счастье или имели опыт неудачных отношений?

Установки предков могут быть разными. Но как бы они ни звучали, всегда вызывают у человека высокую степень доверия. Ведь мы слышим их с самого раннего детства и от самых значимых для нас людей.

О чем еще хотелось сказать. Как и в традиционной сценарной теории, здесь тоже выделяют несколько направлений. Не буду приводить их все. Скажу для примера следующие.

«Замещающий ребенок и ребенок восстанавливающий»

«Необъяснимые факты замечены и в тех случаях, когда речь идет о «замещающем ребенке», т. е. том, когда зачинают ребенка, чтобы заменить недавно умершего маленького ребенка иди родственника. Часто новорожденного называют именем покойного и/или он рождается в годовщину смерти, хотя траур не был совершен. Если об этом покойном не вспоминают и не оплакивают его, то жизнь замещающего ребенка проходит не самым счастливым образом…»

Анн Анселин Шутценбергер

 Эффект «сильного слова»

«Не веря в проклятие, можно задуматься об эффекте сильного слова, сопровождающего сильную эмоцию, особенно исходящего от авторитетной фигуры — священника, родителя, учителя. Именно из-за бессознательного характера воздействия того, что говорится или предсказывается, я не доверяю астрологии, гаданию на картах, чтению линий на руке, ясновидению, так как никто не знает, реализуется ли иногда предсказанное несчастье именно из-за произнесенного сильного словца, которое в сознании людей ведет к неудаче, смерти, несчастному случаю и делает, таким образом, их возможными или прогнозируемыми, воздействуя тем самым на изменение тела — пространства — времени -будущего (это как бы приближает «автоматическое свершение предсказаний» и как бы создает стресс пророчества). Именно это и может быть сглазом, знакомым нам по многочисленным сказкам, легендам, историям о колдунах и превратностях судьбы. Но от отрицательного предсказания может возникнуть стресс, аналогичным образом может улучшаться ситуация при благоприятном предсказании и позитивном взгляде…»

Анн Анселин Шутценбергер

«Синдром годовщины»

«У бессознательного хорошая память, и, как нам кажется, оно любит семейные связи и помечает важные события жизненного цикла повтором даты или возраста: это синдром годовщины.

Мы нередко наблюдали, что рождение часто происходит тогда, когда как будто надо напомнить о важном событии в семье, грустном или веселом.

Очень многие дети рождаются как бы для того, чтобы отметить годовщину (дня рождения или смерти) матери мамы (Я преднамеренно говорю и пишу «мать матери», а не бабушка, так как для бессознательного это меняет смысл. Оно слышит то, что произносят.), как бы напоминая о связи матери с ее собственной матерью (или отцом), о том же самом месте рождения, — как будто существовала договоренность между бессознательным матери и предсознанием ее будущего ребенка о том, чтобы эти даты рождения стали значимыми.

Таким образом, часто можно расшифровать смысл преждевременного или запоздалого рождения по отношению к важному члену семьи — мертвому либо живому…»

Анн Анселин Шутценбергер

Существует еще несколько «сценариев прошлого». Но, главный вопрос:

«что теперь с этим совсем делать»?

Приведу несколько вариантов работы с этим синдромом. Учтите, что это только для примера, т.к. в самостоятельных условиях это сделать трудно.

  1. 1.     Если семья является источником психических травм, то можно преодолеть многие проблемы, «погрузившись» в историю семейных отношений и разрешив там изначальные конфликты. Если с историей рода связана наша судьба, то можно «переиграть» события прошлого, ослабив влияние роковых обстоятельств. Можно «встретиться» с кем-то из предков, прояснить с ним отношения, получить от него разрешение или другое послание, используя его как ресурс. Одной из методик, решающих подобные задачи, является заимствованное из трансактного анализа «родительское интервью», которое заключается в терапии родительского эго-состояния и «прояснении» отношений с реальным родителем. Психодраматический «диалог с предком» похож на родительское интервью, но у него другая задача — ослабить пагубную психологическую связь с проблемами предков, развести свою и чужие судьбы или, например, освободиться от «проклятия рода».
  1. 2.     Одна из форм работы с ранними сценарными решениями заключается в методике «терапии перерешения», хорошо реализуемой с помощью техник психодрамы. Для этого находится ранняя детская сцена, в которой ребенок принимает сценарное решение, становящееся основой будущих сценарных убеждений. Эту сцену нужно психодраматически переиграть, помогая «ребенку» принять новое решение, «отменяющее» прежние пагубные сценарные убеждения. С помощью таких техник можно работать с любыми сценарными запретами. Для преодоления запрета «не живи», например, «переигрывают» сцену рождения человека, организовывая игру таким образом, чтобы человек получил новый опыт принятия его миром.
  1. 3.     Многие наши проблемы имеют более длинную историю и связаны с контекстом истории рода. Мы получаем из глубины рода послания, среди них есть положительные (играющие роль наших ресурсов) и отрицательные (создающие неконструктивные страхи и ограничения). Некоторые из положительных ресурсных посланий не доходят до нас по разным причинам. Как посылки «до востребования» они ждут своего адресата. Это происходит из-за нарушенной системы коммуникации в системе рода, когда важная информация замалчивается, вытесняясь в область родового бессознательного. Очень интересным методом является «реконструкция рода» — синтез методов психодрамы и геносоциограммы, позволяющий наиболее полно работать с родовой системой. С помощью «воссозданного» рода можно решить много терапевтических задач, прежде всего получить мощную ресурсную поддержку от предков, принять инициацию, «взять» позитивное из группового бессознательного и «отдать» негативное, которое таким образом может быть осознано. Психодраматический разговор со значимым предком, который является частью этой методики, должен состоять в укреплении тех ресурсов, которые он дает нам, и в одновременном отделении своей судьбы от его судьбы, в автономизации собственной жизни.

Согласен, многое не понятно. И именно с этой целью я запускаю семинар-тренинг и цикл вебинаров. Кроме того, по итогам семинаров и вебинаров будет создана группа в контакте, где я буду помогать разбирать появляющиеся вопросы.

На мой взгляд в психологической практике, будь то индивидуальная или групповая работа, большое значение имеет контекст, в котором человек живет сейчас и в котором он рос и воспитывался, прежде всего — обстоятельства жизни его семьи и рода в целом. Без учета этой информации психологическая помощь может оказаться неполной, а иногда и неэффективной. Как писала А.А. Шутценбергер, «если мы лечим индивида, не обращаясь к семье в целом, если мы не поняли, что существуют трансгенерационные повторения, значит, мы ничего значимого не сделали в терапии. В лучшем случае мы можем получить только временное облегчение». Наоборот, учет этой важной информации дает новые возможности для психологического вмешательств, предоставляет ресурсы для решения многих проблем, которые без этого контекста являются трудноразрешимыми.

comments powered by HyperComments